?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост


Формат статьи максимальный, допустимый livejournal.

Заселение полуострова Крым

В первые годы после присоединения Крыма российские власти активно приступили к вопросу заселения полуострова, так как в период борьбы за Крым происходила значительная миграция населения. Массовые эмиграции крымских татар в Турцию в 1783 году и в последующие годы, вызванные притеснением крымской администрацией и экспроприацией крымских земель у крымско-татарских крестьян, привели к тому, что остались заброшенными не только населенные пункты, но и сады, виноградники и пахотные земли. Необходимо было привлекать на полуостров переселенцев как для хозяйственных нужд, так и для стратегических, для создания военной инфраструктуры острова.



Большое значение в планах Потемкина отводилось заселению полуострова иностранными подданными. Своими  главными союзниками из их числа имперская власть считала греков и албанцев (арнаутов), которые селились в Крыму после Русско-турецкой войны 1768-1774 годов, в которой сражались на стороне России. Из них был образован Балаклавский полк,  жили они  в южнобережных районах от Балаклавы до Феодосии, приглашались на службу в большинство государственных учреждений и часто получали достаточно высокие должности в краевой администрации. Кроме того, на греков и арнаутов возлагались функции охраны территорий и местного самоуправления. Содействие со стороны русских властей и получаемые греками и албанцами привилегии вызывали недовольство со стороны крымских татар. Императрица щедро одаряла  греков и албанцев  земельными наделами и поощаряла льготами, так как была уверена, что они, благодаря своим бесстрашным  характерам и единой православной вере, смогут достойно охранять берега Крыма.


Слева направо, сверху вниз: немцы-колонисты, крымские татары, островные греки, солдат-арнаут Балаклавского полка и арнаутка (начало 19 века), я сделала две небольших подборки иллюстративных материалов из разных источников:



Офицер и рядовые  русской и турецкой  армии в конце 18 века (графическая реконструкция);





Среди переселенцев были уволенные в отставку солдаты с женами (в основном из центральных русских губерний), калмыки с Волги, поляки, немцы, болгары, итальянцы, румыны и пр. Все переселенцы освобождались на полтора года от уплаты податей и на три года от постоя войск, а в 1785 году, по распоряжению  Потемкина весь скот, оставшийся после эмигрировавших за границу крымских татар, было предложено передать в распоряжение переселенцев.

Далеко не все переселенцы оказались готовы терпеть особенности  крымской природы, в особенности  - засухи, что часто приводило к запустению выделявшихся государством наделов.

В конце 18-начале 19 века в Крым стали прибывать и государственные крестьяне (напомню, что тогда в России существовало крепостное право, irina_co) из Полтавской, Черниговской, Воронежской губерний. Они селились или отдельными слободами, или в крымско-татарских селах, образуя смешанные поселения.


На удаленных от центра территориях стремились поселиться заштатные служители церкви, старообрядцы, духоборы, молокане (в основном из  Саратовской и Тамбовской губерний).
Так, например, в Керчь-Еникальском градоначальстве в 1830 годы поселились выходцы из церковной христианской секты субботников (течение в Христианстве, приверженцы Ветхого завета), а в Евпаторийском и Симферопольском уезде поселились штундисты (движение в Христианстве, имеющее элементы протестанства, распостраненное в среде немцев-колонистов).


Стремление побыстрее заселить Крым иногда приводило к курьезным случаям. Одной из категорий переселцев были отставные солдаты, которых требовалось обеспечить женами. Эту непростую задачу вызвался решить некий Шмуль Ляхович, пообещавший доставить из-за границы до ста «девок». Но так и не доставил, и женщин пришлось собирать по городам с помощью военного начальства. Легендарным стал и выбор суженых на местах поселений в Крым. Перед «первыми крымскими матронами» раскладывались шапки служивых, и те по слепому жребию определяли себе избранников.

Кроме того, наряду с организованной колонизацией Крыма происходил процесс стихийного заселения пустующих земель - беглые крестьяне, работные люди, просрочившие паспорта, проникали в Таврическую область и нанимались обычными работниками в помещичьи имения. Чаще всего беглые объявлялись местной администрацией «неразысканными».

В конце 18 века на полуостров начали прибывать евреи-ашкеназы (субэтническая группа иудеев, сформировавшаяся в Европе в эпоху Средневековья) которые обосновались в Керчи, Симферополе, Севастополе, Евпатории, Феодосии. Они отчасти вливались в местные крымчакские общины (крымчаки - так называли себя  евреи Крыма, начиная со средневекового периода).  Также в Крыму существовала и другая еврейская община - караимы. По статистическим оценкам, ко времени присоединения Крыма к России крымчакская  община Крыма составляла коло 800 человек.
Во время фашистской окупации почти все евреи Крыма были растреляны Гитлером (осталось в живых всего около одной тысячи человек).

В 1784 г. переселенным сюда архипелагским (островным) грекам  (741 лицо мужского пола)  были дарованы земли в районе опустевшей Балаклавы.  Они основали семь небольших поселений между Балаклавой и Ялтой.  К 1792 г. на этой территории (земля греческого  пехотного полка) проживало уже 1,8 тысяч греков обоего пола.  Общее же количество лиц, прибывших в Крым  в течение 1785-1793 года,  достигло  12,6 тысяч  мужского пола.

Массовый приток немцев в Крым  относится к 1805 году В Симферопольском уезде они основали колонии Нейзац, Фриденталь, Розенталь. В Феодосийском уезде - Гельбрун, Судак и Герценберг.  В 1811 году возникла еще одна немецкая колония - Кроненталь.  Также в 1805 году возникла швейцарская колония - Цюрихталь.
При переселении колонисты получали в собственность 60-65 десятин лучшей земли, были надолго избавлены от натуральных и денежных налогов, им было даровано широкое самоуправление. Всего  в 1806 году насчитывалось  18 тысяч немцев и менонитов (менониты - религиозное течение, это тоже переселенцы из Германии).

Относительно сооружений религиозного культа следует отметить, что  к середине
19 века на полуострове находились два монастыря: Георгиевский греческий  монастырь, находящийся близ Балаклавы, Успенский православный монастырь в Бахчисарае, 88 православных церквей, 2 лютеранские кирхи, 4 римско-католических костела, 5 армяно-григорианских церквей, 1705 (!!!, irina_co)  мусульманских мечетей и 12 синагог (в том числе и караимских кенасс).
Я подсчитала, что на одну мечеть приходилось  примерно 70-100 крымских татар (irina_co).

Что касается численности населения, то по приблизительным оценкам в Причерноморье она составляла 250-300 тысяч человек, но за счет эмиграции крымских татар  сократилась почти вполовину. По переписи населения в 1792 году было установлено, что общее число жителей на полуострове составляет 156 тысяч человек:

87,6% крымских татар
4,3% русских
 1,9% греков
1,7% цыган
1,5% караимов
1,3% украинцев
0,8% евреев
0,6% армян
0,1 немцев
0,1 болгар


В 1816 году в результате переписи удалось выяснить, что произошел прирост населения до цифры 212 тысяч человек (за счет вышеописанных переселений).

В конце Великой Отечественной Войны,  в 1944 г., население Крыма составляло около 800 тысяч человек, включая 178 тысяч крымских татар.

На сегодняшний день общее население  Крыма составляет  примерно 2 миллиона человек (по данным Государственной службы статистики Украины на 1 ноября 2013 года):


58,5% русских

24,3% украинцев

12,1% крымских татар

1,4% белорусов

1,1% армян

0,2% евреев

2,4% других народностей



Примечание: (мнение домохозяйки, которой в свое время объяснили, что она "должна уметь управлять государством", и которая любит математику, irina_co).
При таком процентном соотношении русских и украинцев   (58% к 24%) вероятность того, что на крымском референдуме в марте 2014 года население выскажется в пользу того, чтобы остаться в составе Украины - была нулевая. Это гипотетически могло бы произойти только в том случае, если бы вместо Украины были Арабские Эмираты,  правительство которых своих граждан обеспечивают бесплатными многоэтажными домами, медицинскими страховками и высшим образованием, а также  берет на себя заботу о материальном содержании детей от рождения до совершеннолетия.
Другая сторона вопроса заключается в том, кто виноват в том, что до 12 % сократилось татарское население полуострова? Это при том, что ранее татары  были основной национальностью  Крыма. Этих причин  не одна: гонение татар по религиозному признаку во времена царских режимов, Сталинские репрессии (выселение татар и ногайцев в Таджикистан 18 мая 1944 года, после долгих лет ссылки  на территорию Крыма  в 80-е годы 20 века вернулась только половина этих народностей, Сталин издал  такой приказ, так как много крымских татар пошло служить на сторону фашистского режима, из них были сформированы целые батальоны.  Но весь народ не должен отвечать за действия отдельных своих представителей). 
Историю нельзя повернуть вспять, но нужно делать правильные выводы и никогда  впредь не допускать того, что происходило в 18-19 и  20 веках.
В последнее время волна эмиграции буквально захлестнула Крым - это беженцы с Украины (люди, приехавшие "пересидеть" военный конфликт, который все продолжается, и задержавшиеся надолго или навсегда), поэтому реальное соотношение национальностей в этническом составе Крыма еще придется выяснять  при помощи  дальнейшей переписи населения. Это я  вижу повсеместно, когда нахожусь в Крыму.



Русская семья, потомки русских переселенцев  в Крым 18 века в селе Мазанка (фото начала 20 века):



Еврейская свадьба в Симферополе на гравюре А. де Палдо (начало 20 века):



К. Босолли. Татарский дом в деревне Алупка (середина 19 века):



Жак-Кристоф Мивилль. Вид на татарскую древню и мечеть на берегах Альмы. 1816-1818 год, Государственная Третьяковская галерея. Москва.



Крымские татары в пути, художник Филипов:



К. Босолли. Татары, путешествующие по степи (середина 19 века):



Немецкие колонии Судак (фото начала 20 века):



Хозяйство зажиточного болгарского колониста (фото начала 20 века):



Кирха в немецкой колонии Судак (фото начала 20 века):



В. Руссен. Армянская церковь (середина 19 века):



В. Руссен. Греческий храм (середина 19 века):



Караимская кенасса в Феодосии (литография середины 19 века):



Караимская кенасса в Феодосии (фото 21  века):



Успенский  православный пещерный монастырь  в Бахчисарае (фото 21 века):


                 

И. К. Айвазовский.  Ливень в Судаке, 1897 год. Феодосийская государственная картинная галерея
имени И. К. Айвазовского.



Иностранцы о Таврии

О том, что представлял собой Крым через несколько лет после вхождения в состав Росийской империи, можно судить по таким многочисленным в эпоху просвещения источникам, как записки путешественников. Так, француз Жильбер Ромм, за два месяца в 1785 году объехавший весь полуостров, отметил опустошение земель из-за массовой эмиграции крымских татар. По его мнению, местные жители были больше заняты защитой захваченной земли, чем ее обработкой. Особенно запомнились Ромму солдаты, которые yxаживали  за виноградниками и Судаке, ничего не смысля в этом деле.

Побывавшая в Тавриде в том же году англичанка леди Элизабет Кравеи имела репутацию авантюристки, вполне возможно, изучала военный потенциал  России на ее южных рубежах. Удивительно, но эту особу сопровождал сам правитель Таврической области В. В. Коховский. От любопытного взгляда леди Элизабет не скрылись колонизация крымских земель иностранцами, строительство городов и увеличение производства экспортных товаров. Существует предположение, что сведения, добытые британской подданной, были использованы Турцией при нападении на Россию в 1787 году.

Путешествие императрицы в Таврию

Ярчайшиим событием истории российского Kpымa стал беспрецедентный «Таврический вояж» — путешествие Екатерины  II и ее двора на полуостров в 1787 году. Поездка продолжалась более полугода и стала одной из самых масштабных и дорогих в истории. Ее целью был осмотр недавно присоединенной Новороссии, а также встреча с австрийским императором Иосифом II для обсуждения планов совместных действий против Турции.

Посетить «полуденный край России» императрица собиралась и раньше, но мешали эпидемии, то и дело охватывашие места, лежавшие на пути в Kpым. Масштабные приготовления к достойной встрече правительницы велись уже в 1785 году. Строились дворцы, ремонтировались  дороги.

По дороге в Севастополь императрица осмотрела пещеры в Икермане; там же был проведен осмотр егерского полка. Во второй половине дня Екатерина на катере прибыла в Севастополь, где была встречена масштабным салютом. На следующий день она посетила службу в церкви Святого Николая и корабль «Слава Екатерины».

У деревни Кадыкой царицу встречала рота амазонок (безусловно, это была костюмированная постановка, irina_co). Ее набрали из жен и дочерей балаклавских греков, а возглавляла ее Елена Ивановна Сарандова. Женщины удивили путешественников формой ярких цветов и умелой выправкой. Впечатленная Екатерина пожаловала Сарандовой капитанское звание, а всем амазонкам вскоре выдали по сто рублей.

Путешественников регулярно встречали депутации от крымских татар и других народов: по замыслу Потемкина, это должно было убедить императрицу в их верности трону. Из Севастополя Екатерина со спутниками направилась в город Старый Крым (где для ее ночлега был построен небольшой дворец), а оттуда в Феодосию, где императрица посетила бывший ханский монетный двор. На память о путешествии в присутствии сановных гостей были отчеканены золотые медали с надписью «Путь на пользу» и изображением маршрута путешествия, 31 мая августейшие гости покинули Крым.

«Таврический вояж» способствовал появлению мифа о «потемкинских деревнях» — бутафорских поселениях, будто бы выстроенных по указанию Потемкина на протяжении всего пути императрицы. Его распространению мы обязаны иностранцам, находившимся в свите  Екатерины II. Так или иначе, Западная Европа убедилась в ценности приобретений России и в росте ее могущества, а крымские жители увидели свою новую правительницу во всем ее величии и великолепии. Поездка обошлась казне как минимум в 15 миллионов рублей, но ее политическое значение оправдало эти вложения. Участники путешествия назвали его «победоносным шествием» и «торжеством России в глазах Европы».

Екатерининская миля в Бахчисарае. Такие дорожные знаки были установлены по всему пути следования Екатерины II в Крым в 1787 году:

                                   

Императрица Екатерина II путешествует в своем государстве в 1787 году. По оригиналу Фердинанда Мейса (конец 18 века):



Феерверки в честь Екатерины II во время ее путешествия в Крым в 1787 году. Картина неизвестного художника (конец 18 века):



И. К. Айвазовский. Приезд Екатерины II в Феодосию, 1897 год. Феодосийская государственная картинная галерея имени И. К. Айвазовского. Эту картину я не нашла ни в одном  из изданных альбомов Айвазовского, видимо, из-за очень нечетких изображений  фигур людей оригинала (практически так же картина смотрится и в музее в Феодосии), видимо, фигуры нечеткие потому, что художник недостаточно хорошо умел  писать людей, и, как правило, просил это седлать за него других художников на своих полотнах:


Создание военно-морской базы

Вскоре после присоединения Крыма командующий Азовской военной флотилией вице-адмирал Алексей Наумович Сенявин отправил фрегат «Осторожный» под командованием капитана 2 ранга Ивана Берсенева описать берега полуострова и выбрать удобную гавань на юго-западном побережье полуострова для устройства стратегически необходимого крупного военного порта.
Выбор Берсенева остановился на бухте у татарского поселка Ак-Яр (Ахтиар), которая располагалась неподалеку от руин легендарного Херсонеса Таврического. Там и решили основать главную базу будущего Черноморского флота -  Севастополь. 3 июня 1783 года под руководством контр-адмирала Фомы Фомича Мекензи были заложены первые каменные постройки Севастополя: дом командующего эскадрой, часовня, кузница и пристань, впоследствии названная Графской. Уже в Русско-турецкую войну 1787-1791 годов севастопольская эскадра Черноморского флота под командованием сначала контр-адмирала графа М. И. Войновича, а с 1789 года контр-адмирала Федора Федоровича Ушакова одержала громкие победы над турецким флотом у острова Фидониси, в Керченском проливе, у Тендры и у мыса Ксшиакрия.

Жак -Кристоф Мивилль. Крым. Балаклава. Всероссийский музей им. А. С. Пушкина, Санкт-Петербург.



Во время  путешествия от Санкт -Петербурга до Крыма и обратно каждый день велась  придворная летопись.  Сопрововождали императрицу  в течение путешествия английский и французкий посланники в России, а также император Австрии Иосиф II.

Приведу отрывок  из записок французкого посланника графа Поля де  Сегюра, который тоже вел свои записи, тем более, что заподозрить его в необъективности не приходится (некоторые слова и обороты я заменила современными, irina_co).

"... Расставшись с Бахчисараем, мы ехали по роскошным долинам через реку Кубарту (современное название реки  такое же, Кубарту или Бельбек, самая полноводная река Крыма, irina_co), ее берега также живописны, как все прилежащие селения походят на сады. К обеду мы приехали в Инкерман, называвшийся у греков Феодорой, а у татар - Ахтиаром. Здесь высокие горы полукружьем огибают глубокий и широкий залив, где некогда стояли древние города Херсонес и Евпатория. Эту знаменитую пристань полуострова Херсонеса Таврического позже называвшегося Гераклейским, императрица назвала Севастополем. Вид берегов Тавриды, посвященных Гераклу и Диане, напомнил нам мифические времена греков и уже более историческую эпоху босфорских царей и Митридада.

Между тем, как их величества сидели за столом, при звуках прекрасной музыки отворились двери большого балкона, и взорам нашим представилось величественное зрелище: между двумя рядами татарских всадников мы увидели залив верст двенадцать вдаль и четыре в ширину;  посреди этого залива выстроился в боевом порядке грозный флот, построенный, снаряженный и совершенно вооружнный за два года.

Государыню приветствовали залпом из пушек, и грохот их, казалось, возвещал Понту Эвксинскому (Понт Эвксинскиий - древнее название Черного моря, irina_co) о присутствии его владычицы и о том, что не более как за тридцать часов флаги ее кораблей могут развеваться у стен Константинополя,  а знамена ее армий - водрузиться на стенах его.  Мы спустились в залив.

 Екатерина обозревала залив и дивилась глубине и ширине залива, вырытого природою будто с намерением устроить здесь прекраснейшую пристань в море. Проехав залив, мы пристали к подножию горы, над которой полукружием возвышался Севастополь, построенный Екатериною.

Несколько зданий для складов товаров, адмиралтейство, городские укрепления, 400 домов, толпы рабочих, госпиталь, верфи, пристани торговые и карантинные - все придавало Севастополю вид довольно значительного города. Нам казалось непостижимым, как в 2000 верстах от столицы, в недавно приобретенном крае, Потемкин нашел возможным воздвигнуть такие здания, построить город, создать флот, утвердить порт и поселить столько жителей: это действительно был подвиг необыкновенной деятельности.

Три корабля, спущенные при  нас в  Херсоне, и другие из Таганрога должны были прибыть сюда вскоре (далее путешествие Екатерины должно было проходить по морю), но между тем в заливе уже стояла  эскадра из 25 военных кораблей, совершенно вооруженных, снабженных всем нужным и готовых по первому мановению Екатерины тотчас же стать под паруса.


Вход в залив спокоен, безопасен, защищен от ветров и достаточно узок, так что с береговых батарей можно открыть прекрасный огонь, и даже ядра могут долетать с одной стороны на другую...

Императрице хотелось знать мое мнение о новых преобразованиях во флоте.  "Ваше величество, - сказал я, Запорожских разбойников Вы превратили в полезных подданных и подчинили татар, прежних поработителей России. Наконец, основанием Севастополя Вы завершили на юге то, Что Петр начал на севере. Вам остается только славный подвиг - одержать победу над природою, населить и оживить все эти завоеванные земли и обширные степи, которые мы недавно проезжали..."".


Визит Екатерины II спровоцировал Османскую империю на объявление войны России. Противоречия между Россией и Турцией по крымскому вопросу обострялись с середины 1786 года; стороны обвиняли друг друга в нарушении ранее заключенных соглашений. «Таврический вояж» стал вызовом для Турции, и в августе 1787 года она начала военные действия против русских.

В условиях начавшейся войны Потемкин стал сомневаться в благонадежности крымских татар, 10 апреля 1788 года он обратился к правителю Таврической области с секретным предписанием об изъятии у татар оружия и лошадей. Выполнение этого поручения было возложено на местных мурз, которые отнеслись к нему с таким рвением, что отбирали у единоверцев даже сломанное и ветхое оружие. В Карасубазаре для изъятого устроили специальный склад (цейхгауз); исправное оружие через некоторое время частично передавали в действующую армию.

Еще одной мерой предупреждения антиправительственных настроений и волнений стало
переселение заподозренных в неблагонадежности крымских татар вглубь края. Над этими людьми устанавливался надзор чиновников-мусульман. Одновременно Потемкин распорядился вооружать русских казенных поселян, живших в приморских районах. Государственные учреждения (присутственные места) на время войны были эвакуированы из Симферополя в Перекоп.

Непродуманные действия российской администрации в очередной раз способствовали активизации эмиграции крымских татар в Турцию. На протяжении всего конфликта они, за исключением отдельных мулл, показывали верность российской короне и считали меры по конфискации оружия и лошадей, а также  по принудительному переселению унизительными для себя.

Исправить свою ошибку Григорий Александрович Потемкин уже не успел. Он умер  скоропостижно незадолго до подписания 29 декабря 1791 года Ясского мира (который окончательно лишил Турцию надежд на возвращение Крыма). После смерти светлейшего Екатерина II объявила генерал-губернатором Новороссийского края свою персону (себя), а 25 июня 1793 года наместником Екатеринославским и Таврическим стал новый фаворит императрицы — граф Платон Александрович Зубов. Принимая активное участие в осуществлявшихся тогда разделах Речи Посполитой, он фактически оставил Крым без надзора, а 6 ноября 1796 года не сталo и Екатерины II.

Дальнейший ход истории

Сын императрицы, Павел I, отменил значительную часть указов матери, которую он ненавидел, и решительно взялся за преобразования, в том числе и в Крыму.

Таврическая область стала частью Новороссийского наместничества с центром в городе Новороссийск (так с 1797 по 1802 год он назывался Екатеринослав).

На смену греческим названиям городов вернулись тюркские: Севастополь снова стал Ахтиаром, а Симферополь - Ак-Мечетью.
Были ликвидированы основные учреждения местного управления, такие, как областная казенная палата, приказ общественного призрения, верхний земский суд и т. д. Волюнтаристские решения негативно сказались на развитии края. Жители бывшего центра Таврической области отмечали, что с превращением Крыма в округ Новороссийского наместничества остановилось и улучшение благосостояния зарождающегося города. Многие дома в нем приходили в запустение и начинали разрушаться; губернский дворец был превращен в обычные казармы.


Светлейший князь  Григорий Александрович Потемкин-Таврический и императрица Екатерина II. Эти два человека в течение всей своей жизни поддерживали теплые дружеские отношения несмотря на то, что в свое время расстались. Вероятно это и было причиной их успешности (как сказали бы сейчас "гармоничным  соединением энергии инь и янь"), именно Потемкин "подталкивал" императрицу к созданию указа о присоединении Крыма к России и активизации действий в этом направлении:






И в заключение маленькое стихотворение (настроенческое) крымского цикла Григория Данилевского, 1851 год:

                                                  Бахчисарайская ночь

Скалы и утесы
Мглой осенены.
На террасах розы
В сон погружены...
Песня муэтзина
Так грустна, грустна,
Что тоски-кручины
Вся душа полна.
Ханское кладбище
Глухо и немо
И, как пепелище,
Призраков полно...
Вязов-великанов
Сонный ряд стоит,
Тихий плеск фонтанов
От дворцов летит.
И молчат утесы,
И сады молчат...
И одни лишь слезы
В тишине звучат.


В следующей части будет рассказ о расцвете Крыма во время правления императора Александра I,  о графе  М. С. Воронцове, его жене графине, о поэте А. С. Пушкине и развитии виноделия в Крыму.

Error running style: S2TIMEOUT: Timeout: 4, URL: irina-co.livejournal.com/41500.html at /home/lj/src/s2/S2.pm line 531.